Она ни петь, ни плакать не умела, она как птица легкая жила,
И, словно птица, маленькое тело, вздохнув, моим объятьям отдала.
 
Но в горький час блаженного бессилья, когда тела и души сплетены, я чувствовал, как прорастают крылья
И звездный холод льется вдоль спины.
 
Уже дыша предчувствием разлуки, в певучем, колыхнувшемся саду,  я в милые беспомощные руки всю жизнь мою, как яблоко, кладу.
 

 




 

Всеволод Рождественский


0_acc8d_4444bd1b_L.gif