«Русские» или «россияне»

Депутат Госдумы от «Единой России», режиссёр Станислав Говорухин назвал отвратительным слово «россиянин», отметив, что уже много веков жители России называют себя просто русскими. Ничего нового в этом нет: споры о допустимости использования термина «россиянин», придуманного ещё в XVI веке и вновь введённого в широкий оборот для обозначения всех граждан страны вне зависимости от их этнического происхождения при президенте Борисе Ельцине идут ещё с начала 1990-х годов.

«Не русский я, но россиянин»

Слова Станислава Говорухина были ответом на вопрос о его мыслях к предложению президента Владимира Путина о создании закона о российской нации. «Россиянин — само слово отвратительно, — сказал Говорухин, — Может оно и прижилось, но „россиянка“, „россияне“ даже чисто лингвистически отвратительно звучит. Но вполне возможно, что мы были много веков русским народом, а теперь станем россиянами», — сказал Говорухин.




Автором термина «россияне» историки называют религиозного публициста и писателя греческого происхождения Максима Грека, жившего и умершего на Руси. Слово впервые встречается в его рукописи 1524 года. Но вплоть до конца XVII века это определение всех жителей России не было в широком употреблении, пока его не подхватил энергичный царь-реформатор Пётр I. В XVIII веке им пользовались Михаил Ломоносов и Александр Суворов («Горжусь, что я — россиянин»). В поэзии Пушкина и других сочинениях XIX века слово «россиянин» использовалось для придания торжественности: «О, громкий век военных споров, свидетель славы россиян». Один из архипелагов в Тихом океане, открытый в XIX веке русскими мореплавателями, был назван Острова Россиян. Но уже к концу столетия словарь Брокгауза и Ефрона писал, что словесная форма «россияне» — искусственная и высокопарная, отживающая себя. При этом православная церковь вплоть до революции называлась не «Русской» а именно «Российской». Также и один из видных белогвардейцев, председатель Русского общевоинского союза генерал Александр Кутепов в 1929 году писал: «Все народы, населяющие Россию, независимо от их национальности, прежде всего — россияне. Я верю, что освобожденная и возрожденная Россия будет именно — Россия для россиян!».

Считается, что в новейшей истории термин популяризировал первый президент новой России Борис Ельцин с его знаменитым обращением «Дорогие россияне», но он использовался, хоть и менее активно, и в советские годы, причём именно с целью обозначения всех жителей РСФСР вне зависимости от их этнического происхождения. Другое дело, что оба слова — и «русский» и «россиянин» тогда употребляли редко, ограничиваясь просто «советскими» людьми. Но в автономных республиках РСФСР стихи местных поэтов со словом «россиянин» даже изучались в школах.

hitch_hiker: Не русский я, но россиянин

Понаехав в Уфу, откопал в какой-то книжке одно прикольное старое стихотворение, которое, кажется, учил еще в школе. Автор — ныне покойный башкирский поэт Мустай Карим. Будучи яростным патриотом и любителем возвышенной поэзии, делюсь этим опусом с вами. В общем, о литературных достоинствах можно спорить, главное — в нем изложена очень толковая и правильная для многонациональной страны идея. Почитать и подумать особенно рекомендую чересчур неадекватным сторонникам лозунга «Пошли вон, русские оккупанты!», а также совсем неадекватным сторонникам лозунга «Россия для русских!»:

Не русский я, но россиянин. Ныне

Я говорю, свободен и силен;

Я рос, как дуб зеленый на вершине,

Водою рек российских напоен.

Своею жизнью я гордиться вправе —

Нам с русскими одна судьба дана.

Четыре века в подвигах и славе

Сплелись корнями наши племена…

Не русский я, но россиянин. Чести

Нет выше. Я страны Советской сын.

Нам вместе жить и подниматься вместе

К сиянию сверкающих вершин…

Не русский я, но россиянин. Зваться

Так навсегда, душа моя, гордись!

Десятку жизней может поравняться

Моей судьбы единственная жизнь.

Читать далее в блоге автора

____________________________

sergeytsvetkov: Из жизни духовенства

Лет полтораста назад некоего протопопа попросили за весьма приличное вознаграждение произнести надгробное слово по умершей богатой купчихе. Тот согласился, но решил не затруднять себя сочинительством, а взял известное «Слово на погребение Петра Великого» Преосвященного Феофана Прокоповича и попросту прочитал его, заменяя всюду мужской род на женский.

— Что се есть? — возгласил батюшка. — До чего мы дожили, о россияне? Что видим? Что делаем? Феклу Карповну Кособрюхову погребаем!.. Не мечтание ли се? Не сонное ли нам приведение?..

Поначалу слушатели были довольны, пока протопоп говорил о величии и достоинствах покойной купчихи, о том, как она заботилась о просвещении… Однако же под конец речи родственники чуть не побили оратора, когда он между прочим сказал, будто «покойница была весьма проста нравом и, будучи в Голландии, делила ложе с простыми матросами»…

Читать далее в блоге автора

Любопытно, что спор между сторонниками слов либо «русский» либо «россиянин», наделяющими их разным смыслом — чисто российский феномен, а в других исторически многонациональных странах подобными проблемами не «заморачиваются». Взять, к примеру, Францию с её эльзасцами, фламандцами, бретонцами, басками, корсиканцами, жителями Савойи и Прованса. Многие из них до сих пор говорят на своих, отличных от французского, языках, у них разные культурные традиции, обусловленные в том числе и разным климатом, природой их малой родины. Но все они прежде всего — просто французы.

ссылка