Почему глава Южной Кореи уходит в отставку…
Дмитрий Мельников
08.12.2016

Кто подставил президента?

Нынешний острейший политический кризис в Южной Корее, фактически поставивший точку в головокружительной политической карьере Пак Кын Хе, первой женщины-президента в истории этой страны, оставляет слишком много вопросов.




Главный вопрос: кто может стоять за развитием событий по столь неожиданному практически для всех сценарию? Каким именно образом вначале журналисты, а затем и правоохранительные органы смогли ознакомиться с записями на компьютере подруги президента, шаманки Чхве Сун Силь? Проскочило сообщение о том, что ее охранник то ли не подчинился приказу выбросить старый компьютер, то ли заинтересовался содержимым мусорного бачка, а затем поведал знакомым журналистам о своей находке. Впоследствии, правда, появилось видео, где новый герой отрицает свою причастность ко всей этой истории. Дальше больше – выявились разночтения насчет того, был ли это обычный настольный компьютер либо его компактный переносной вариант. Но даже если отбросить все эти «мелочи», пытливый ум должен обязательно столкнуться с вопросом — а как, простите, заурядный охранник, не являющийся Джеймсом Бондом, вдруг сумел получить доступ к паролю своей хозяйки. Ведь в нашу эпоху индивидуализма часто даже дети не позволяют своим родителям заглядывать в их компьютер и наоборот. А тут незнакомый человек. В сколь-нибудь близких отношениях с охранником Чхве Сун Силь не замечена. К тому же последнему необходимо было выбрать из великого множества хранящейся на жестком диске информации ту самую, что может заинтересовать потенциального заказчика. Значит, кто-то помог вначале считать информацию с компьютера Чхве Сун Силь, разобраться в ней, а затем распространить в живущем по своим жестким законам медиапространстве, что, согласитесь, стоит немалых усилий и финансовых средств и достигается лишь при наличии связей.

Выходит, этот таинственный кто-то обладал значительными финансовыми и информационными ресурсами, чтобы сделать такие довольно смелые шаги.

Напрашивается очевидный, казалось бы, вывод — акция была предпринята корейскими корпорациями, которые были в обиде на Чхве Сун Силь, вымогавшей у них деньги в различные фонды.

Но более или менее углубленный анализ показывает, что это, скорее всего, не так. Суммы, которые Чхве Сун Силь сумела выклянчить у чеболь (южнокорейская форма финансово-промышленных групп, представляющих собой группу формально самостоятельных фирм, находящихся в собственности определённых семей и под единым административным и финансовым контролем – ред.), не такие уж и большие в сравнении с глобальными масштабами этих самых компаний – «всего-то» несколько десятков миллионов долларов. Да и зачем было «Самсунгу», «Хюндай» или «Дэу» идти на операцию по отстранению от власти президента Пак Кын Хе, которой до передачи бразд правления оставалось чуть менее года. Акулам бизнеса вполне можно было бы и подождать – не такой уж и долгий срок, и тогда по давней южнокорейской традиции можно было бы, инициировав очередное расследование в отношении отставного хозяина Голубого дома, добиться вынесения реального приговора – прецеденты уже были. Очень действенный рычаг давления на зарвавшихся политиканов.

Еще один фактор не в пользу подобного предположения – масштабная помощь этим и многим другим южнокорейским корпорациям, испытывающим значительные трудности в связи с небывалой экспансией товаров с клеймом «мейд ин чайна». Последние очень сильно потеснили продукцию всех без исключения соседей.

В Южной Корее наиболее пострадали сталелитейная, судостроительная и автомобильная отрасли, столпы их экономики. В этой связи руководство РК, читай Пак Кын Хе, одобрило решение о выделении им нескольких миллиардов долларов на латание финансовых дыр.

Однако, если принять за основу утверждения о том, что Чхве оказывала влияние на все государственные дела, выходит, что и здесь не обошлось без нее. Да, корпорации могут кусать кормящую руку, но только в случае если им будет сделано намного более выгодное предложение.

Второй кандидат – спецслужбы и армия. Здесь все еще более прозаично – Пак Кын Хе, будучи выразительницей правых консервативных взглядов, порой даже сверхжестких, безоговорочно устраивала своих людей в погонах, большинство из которых исповедуют те же жизненные принципы, что и она. Особенно ценили военные ее поистине ястребиные, не оставляющие возможности для диалога, высказывания в отношении Северной Кореи. К тому же госпожа Пак, постоянно балуя все рода войск новыми дорогостоящими «игрушками», даже не и не пыталась предпринимать попытки отделить спецслужбы от политики, как это было, например, во времена правления демократического в подлинном смысле этого слова президента Но Му Хёна.

Предположение о том, что это могла совершить оппозиция, на поверку также не выдерживает критики. Политические противники Пак в данный момент разобщены, не имеют общего руководства и, главное, лидера, который мог бы их объединить в единый кулак для грядущих политических баталий. Отметим, что в этом немалая заслуга как раз главы государства – именно она несколько лет назад и инициировала уголовное преследование своих политических оппонентов, обвинив их, следуя «лучшим» политическим традициям своего отца-диктатора, в связях с Севером. По существу это были ничем не мотивированные репрессии, но никто из числа тех, кто так радеет за свободу в других странах, на это не среагировал.

Но если силы, инициировавшие уход Па Кын Хе в политическое небытие, не являются резидентами Республики Корея, то кто же это может быть?

Применим введенный еще в Древнем Риме принцип «кому это выгодно». Так вот, нынешний глава южнокорейского государства, сильно угодив американцам упрямо проталкиваемым размещением комплексов ПРО THAAD, одновременно тем самым наступила на ноги Китаю и России. При этом в роли главного пострадавшего фигурирует Пекин – заокеанские противоракеты угрожают нам в намного меньшей степени, нежели Срединному государству. Ведь до наших основных баз РВСН от полуострова довольно далеко, в то время как до значительной части китайских относительно близко. Китайцы неоднократно озвучивали свое неприятие шагов размещения систем ПРО в РК. Официальный рупор, агентство «Синьхуа», заявляло, что «подобные действия нарушают стратегическое равновесие в регионе, наносят ущерб стратегическим интересам Китая, а также подрывают стратегическое взаимодоверие Китая с США и с РК». Еще более откровенными были высказывания китайских людей в погонах, грозивших принятием «адекватных мер». Но меры военного характера исключены, остается лишь воздействие на внутриполитическую ситуацию в РК.

В том, что подобные рычаги у наших стратегических союзников имеются, не приходится сомневаться. Поднебесная является самым большим торговым партнером РК, множество крупных компаний из этой страны имеют предприятия на территории КНР, свои интересы и у сотен средних и мелких компаний – значительным подспорьем служит близость культур и возможность быстрого овладения языком. Определенную роль играет и уже успевшая встать на крыло китайская диаспора в Южной Корее, среди которой, надо отдать должное суровой действительности, должны работать немало «рыцарей плаща и кинжала». Возможно, китайцы сделали части южнокорейского истеблишмента предложение, от которого нельзя отказаться, и судьба Пак Кын Хе была решена практически в один миг. Если это были корейские бизнесмены, то речь шла возможности отлучения от китайского рынка, что намного более чувствительно, чем «наезды» со стороны Пак. Определенную помощь могли оказать КНР и до неприличия осведомленные в делах своих южных братьев северокорейцы, несколько раз публично намекавшие на дружбу Пак Кын Хе с шаманкой.

Как бы там ни было, возникают вопросы – как могли хваленые демократические институты выдвинуть на высший пост человека, имевшего столь много скелетов в шкафу, начиная от весьма неблагополучного брата и заканчивая дружбой с шаманкой?

Или речь идет о том, что США было выгодно иметь во власти мистера «да» в юбке. Не зря же Пак проходила смотрины перед приходом на высший пост сначала в американском посольстве в Сеуле, а затем и за океаном.

Специально для «Столетия»