Киевский режим пытается устроить водную блокаду жителям полуострова…
Алексей Балиев
07.12.2016

Крым без воды?

В ноябре киевские власти начали  строительство в Херсонской области дамбы, чтобы перекрыть русло Северо-Крымского канала и не допустить подачу пресной воды на полуостров. Делается это не просто так. По замыслу киевских «стратегов», Крыму без воды просто некуда будет деться, и он покорно вернется в состав Украины. Россия даже пыталась обратить внимание Совбеза ООН на то, что водная блокада Крыма является нарушением прав человека и ряда международных гуманитарных норм, когда недавно на этой ооновской площадке проходила дискуссия по вопросам доступа к водным ресурсам.




Первый заместитель постоянного представителя РФ при ООН Петр Ильичев заявил, что «Россия обращает внимание Совбеза ООН на водную блокаду Крыма, осуществляемую украинской стороной. Целенаправленные действия киевских властей нарушают права человека и целый ряд международных гуманитарных норм».

Однако Запад готов закрыть глаза на любые действия Украины, в случае если они направлены против России.

К тому же, напомним, Крым не признаётся ООН российской территорией. Поэтому критика блокадной политики Киева, как пишут некоторые СМИ США и Канады, производит впечатление «жалобы агрессора на жертву агрессии». А постоянный представитель Украины при ООН Владимир Ельченко наряду с требованием о «деоккупации» Крыма, что, якобы, «решит проблемы с водоснабжением региона», в ответ на выступление П. Ильичева отметил, что заявление российской делегации «является свидетельством неспособности российских оккупационных властей удовлетворить основные потребности местного населения». Понятно, что решения по этому вопросу Совбезом ООН принято не было.

Хотя это не первый случай, когда Украина использует канал как инструмент провокаций против России. В апреле 2014 г. Киев уже перекрывал шлюзы Северо-Крымского канала, через который вода из Днепра поступала на Крымский полуостров. Канал обеспечивал до 85% потребностей Крыма. Сегодня ситуация иная. «Крым давно обеспечивает себя пресной водой. Поэтому никакого практического смысла эта дамба не имеет, кроме того, что снова потратят какое-то количество так называемых украинских денег в нищей стране накануне холодной зимы», — прокомментировал ситуацию вице-премьер, министр внутренней политики, информации и связи Республики Крым Дмитрий Полонский.

В 2015 г. Крым стал получать из соседнего Краснодарского края и восточнокрымских артезианских скважин пресную воду по трубопроводу. Но, по оценкам многих экспертов, его мощность надо повысить минимум на 35-40%, поставки в цистернах увеличить почти вдвое.

Кроме того, требуется более оперативное освоение артезианских пресноводных ресурсов и введение в действие мощных установок по опреснению черноморской или азовской воды.     

По тем же оценкам, артезианские источники при их комплексном, системном обустройстве способны почти наполовину обеспечить спрос Крыма на пресную воду. Тем более что эти источники разбросаны почти по всей крымской территории. А 10-12 опреснительных установки мощностью, самое меньшее, в 50 куб. метров в сутки способны обеспечить до трети крымских потребностей в пресной воде.    

Напомним, кстати, что до 80% объема снабжения пресной водой арабских монархий в зоне Персидского залива и обширного района Саудовской Аравии, примыкающего к акватории, с 1980-х обеспечивают мощные установки-опреснители воды, 20% — дают местные артезианские скважины. Поскольку еще с середины 1970-х возникли, в основном по политическим причинам, перебои в трубопроводных поставках пресной воды из соседнего Ирака в эти страны. Вспомним и о том, что опреснение средиземноморской и океанической воды обеспечивает более чем на 80% спрос пресной воды британского Гибралтара, испанских гг. Сеуты, Мелильи, французских островов Майотта, Сен-Пьера и Микелона, окруженных территориями, соответственно, Испании, Марокко, Мадагаскаром, Коморским архипелагом и Канадой. Это притом что уровень конфликтности во взаимоотношениях Великобритании, Испании и Франции с отмеченными соседними странами (ввиду претензий этих соседей на данные территории Лондона, Мадрида и Парижа) несопоставимо ниже, чем между РФ и Украиной. Словом, в мире имеется опыт независимого водоснабжения.

А что касается водопроводных и мелиоративных сетей Крымского полуострова, то, по данным местных ведомств, утечки воды в сетях из-за их изношенности составляют 25-35%.

Вдобавок на очистку этих же сетей зачастую тратится каждый год до 15-20% всего пресноводного объема, поставляемого из местных источников и из Краснодарского края. Эти   факторы тоже негативно влияют на обеспечение пресной водой.

Небезынтересно в этой связи мнение крымского эксперта по водохозяйственным и экологическим проблемам Александра Демкова: «Крым имеет достаточные водные ресурсы для решения водоснабжения сёл, городов, сельского хозяйства». Он считает также целесообразным «максимально использовать причерноморские реки Крыма перед сбросом  в Черное море для хозяйственно–питьевых нужд».

Предлагается также реконструировать системы водоочистки химзаводов, бассейнов и аквапарков Крыма, внедрять технологии повторного использования очищенной воды, одновременно с модернизацией систем водоочистки химзаводов Крыма, созданием водооборотных систем. И, можно сказать, замыкает эти предложения стержневой проект, нацеленный на водную независимость Крыма от Украины: «…разработать ТЭО переброски части вод нижнего течения Кубани на Северо–Крымский канал».

Между тем проект соединения нижнего русла Кубани с этим каналом предлагался еще в 1953 году на случай сбоев в заполненности и работе Каховского водохранилища, созданного в нижнем течении Днепра (на стыке границ Херсонской, Днепропетровской и Запорожской областей) в 1953-1957 гг. и снабжающего водой Северо-Крымский канал. Но вначале Киев, а потом и Москва отвергли этот вариант, сочтя его высоко затратным, да и вообще лишним. 90% водоснабжения Крыма уже с 1954-го планировалось из Украины – по Северо-Крымскому каналу, построенному в 1959-1971 гг. (оставшиеся 10% должны были обеспечивать крымские источники).

До 2014 г. Северо-Крымский канал обеспечивал 80-87% крымского водопотребления.  Но к этому времени уровень изношенности канала превысил 60%, потому потери воды достигли   30%. С весны  2014-го почти половина протяженности канала, т.е. его южный и юго-восточный сектора,  используется для переброски воды из небольших горных водохранилищ Белогоского района (юго-восток Крыма) в восточный (Феодосийско-Керченский) район полуострова. А с 2015 года те же сектора канала используются также для транспортировки питьевой воды из подземных водозаборов северо-восточного Крыма на восточнокрымский Керченский полуостров и частично в северо-восточный Сивашско-Джанкойский район.

Таким образом, крымская часть данной артерии не бездействует, но объемы поставок здесь пока меньше требуемых, особенно в весенне-летний сезон.

Поэтому стыковка Нижней Кубани с этим каналом через введенный в действие в 2015-м водопровод (через Таманский район Краснодарского края) и увеличение его мощности позволит, по оценке А. Демкова и многих других экспертов, полностью обеспечить спрос большей части Крыма на пресную воду.

По мнению вице-премьера Крыма Дмитрия Полонского, главная цель строительства дамбы на канале – пропагандистский и идеологический эффект, который получит Киев. Кроме того, в ходе столь масштабного строительства украинские чиновники могут неплохо обогатиться. Стоимость строительства составит более 15,6 млн грн. И это в том случае, если все пойдет по плану и не понадобятся дополнительные финансовые вливания. Окончание строительства запланировано на весну 2017 г. Пусть стараются, если больше некуда вкладывать народные деньги…

Специально для «Столетия»