Почему при обсуждении бюджета разругались все комитеты и фракции…
Юрий Алексеев
07.12.2016

Денег нет, но вы держитесь…

Крылатую фразу премьера «Денег нет, но вы держитесь!», брошенную им при встрече с пенсионерами в Крыму, не раз вспоминали депутаты Госдумы при обсуждении бюджета на трехлетку, голосуя за то, чтобы на три года крепко застегнуть экономику на все пуговицы, а народу пообещать лучшие времена.




Но и в лучшие времена, если подорожает нефть, и в страну хлынут миллионы нефтедолларов, не будет нам счастья. Шальные деньги упрячут за границей в стабилизационные фонды, а что останется, пустят на латание бюджетных дыр и возобновленные национальные проекты…

Холодный душ для власти

При обсуждении бюджета разругались все комитеты и фракции, свои оценки (в основном отрицательные) на прогноз минэкономики щедро выдавали эксперты самых разных экономических школ и убеждений – от Академии наук до Института Гайдара. Но потом как по мановению волшебной палочки все успокоились и согласились принять то, что есть.

Непонятливым объяснили: непринятие бюджета в первом чтении станет «колоссальным экономическим потрясением, которое страна просто не может себе позволить».

За основу взяли доходы в 16 трлн рублей, прекрасно понимая, что на такие деньги не может расти и развиваться экономика огромной страны, а значит, не на что будет бороздить просторы Вселенной, прокладывать дороги, обеспечивать мало-мальски приличное существование большинству стариков и семей с детьми.

Проголосовав за куцый бюджет и стагнацию экономики, за сокращение практически всего и вся: начиная с расходов на образование и здравоохранения и кончая льготами, которые раньше никто не решался трогать, многие депутаты потом готовы были откреститься от своих слов. Некоторые даже заявляли, что Россия находится в сложных условиях и преодолеть кризис можно только при экономической стабилизации.

Правда, стабилизация эта недорого стоит. Расходы на социальную политику – чуть больше пяти триллионов рублей, на образование – в десять раз меньше. На медицину еще меньше – 363 млрд рублей. На широко разрекламированные долгосрочные приоритетные проекты «Образование» – 42 млрд рублей, «Ипотеку и арендное жилье» – 20 млрд рублей, на «Безопасные и качественные дороги» – 30 млрд рублей. На проект «Здравоохранение» – вообще сущие гроши (3,839 млрд рублей), «ЖКХ и городскую среду» – 10 млрд рублей, а на моногорода – 6,5 млрд рублей. На такие деньги, обесценившиеся за годы кризиса, не прожить даже одному небольшому городу, а моногородов у нас сотни. Как хочешь, так и крутись.

Грустный прогноз, на котором строится бюджет на 2017– 2019 годы, называют холодным душем для власти.

Речь идет не только о трехлетке застоя, но и о том состоянии рецессии или слабого роста, который никак не может преодолеть зажатая в тиски российская экономика. В таком состоянии страна будет находиться семь лет при нынешнем курсе. Очевидно, что это не тот темп развития, который нам нужен.

Дефицитная экономика

При средней цене нефти 40 долларов за баррель (на этом строится наиболее вероятный в нынешних условиях «базовый» прогноз) и среднегодовом курсе доллара 65 рублей промышленность, розничная торговля, зарплаты и доходы населения, инвестиции в основной капитал будут расти минимальными темпами, которые не превысят трех процентов к 2019 году. ВВП по данному сценарию прибавит 0,6 процента в следующем году и на 1,7–2,1 процента поднимется только к 2019 году.

Понятно, что пенсии и зарплаты бюджетников не вписываются в такой мизерный экономический рост.

И потому в бюджете запланировано только поддержание достигнутого уровня зарплат учителей, врачей и научных работников, гарантированного майскими указами президента 2012 года. Для прочих работников бюджетной сферы, в том числе государственных служащих, в 2017–2019 годах прописан мораторий на индексацию оплаты труда.

Более того, правительство не собирается стимулировать рост производительности труда за счет конкуренции среди работников за рабочие места. Уровень безработицы в лучшем случае сохранится на прежнем уровне.

Жить будем с условием обязательного сокращения всех расходов. За три года их надо будет урезать почти вдвое. Если уж совсем припрет, то можно Резервный фонд и ФНБ распечатать, госимущество продать, залезть в долги на худой конец. Но деньги в экономику «не пущать»! На этом, надо полагать, и строится так называемое повышение эффективности бюджетных расходов.

Здравомыслящие экономисты говорят: чтобы выбраться из кризиса и сберечь народ, надо иметь рост ВВП не менее трех процентов. И в 2012 году мы имели даже больше – плюс 3,4 процента. За счет дорогой нефти, разумеется. За несколько лет цены на нефть обвалились и мы недополучили валового продукта на 90 трлн рублей, из бюджета выпало 35 трлн – два годовых бюджета! Двадцать миллионов человек оказались за чертой бедности.

Все это говорит о том, что продолжать прежнюю экономическую политику (поднимать цены, придумывать новые акцизы и сборы), выворачивать карманы простых граждан уже нельзя. Обнищавшему населению просто не из чего будет платить государству. А долларовых миллиардеров, захвативших основные богатства страны, трогать не смей! Вдруг расщедрятся и дадут деньги на процветание страны. Держите карман шире!..

Продать и поделить

Впрочем, представители либеральной элиты больше думают не о колоссальном расслоении общества, а совсем о другом: зачем рисковать, пускать деньги в экономику, когда можно передать их надежным людям, которые готовы подержать их в банке, получить процент, поделиться с друзьями, а государству вернуть что осталось. Не этим ли занимаются хваленые менеджеры, которых потом задерживают с чемоданами, туго набитыми долларами?

Так зачем пускать пыль в глаза, писать стратегии, программы всякие выдумывать, если суть так называемых преобразований сводится к тому, чтобы все продать и поделить, а расходы сократить до неприличия? Нельзя запустить проржавевшую машину, не заменив барахлящий мотор.

Институт экономики РАН давно предлагает выбраться из либерального тупика и перейти к другой экономике, которая бы не разоряла народ, а вдохнула жизнь в обнищавшие города и села. А такой опыт построения социального государства, у кого-кого, а у нашей страны — богатейший.

Для этого нужно иметь в казне минимум в 22 трлн рублей, а лучше 25 трлн. Тогда денег хватит и на содержание дорог, постройку недорогого жилья, медицинское обслуживание и хорошее пропитание обнищавших стариков.

Дайте возможность развиваться бизнесу средней руки и потом возьмите с него налоги по прогрессивной шкале, введите монополию на спиртоводочную продукцию. Подпустите к бюджетным деньгам общественность, органы самоуправления. Но «академических стариков» никто не слушает.

Создается впечатление, что вся наша либеральная экономика на том и стоит, чтобы не давать деньги в чужие руки. И даже когда министров ловят с поличным, власть не спешит отказаться от их утопических планов, заводящих страну в тупик.

Специально для «Столетия»