Потери в Донбассе власть пытается компенсировать героизацией участников преступной войны…
Иван Кондратенко, Одесса
05.12.2016

«Херои» АТО

«С фронта бойцы возвращались, цветы устилали их путь» – это о фронтовиках-украинцах 1945 г. И несть им числа, и настоящих героев среди них – тысячи. «Героев» АТО «на Вкраине» (так у Т. Шевченко в «Заповите») встречают отнюдь не цветами – если это не организованное властями показательное мероприятие для телевидения – а презрением, и плюют им вслед.




Их никто и нигде не привечает, кроме родных и близких. И то только потому, что в живых остались и домой вернулись. А дома «герои» начинают вести себя так, словно убийства, пьянство и грабежи в зоне АТО возвысили их до небес, и им теперь все дозволено.

А ведь и в нынешней, мирной жизни, даже далекой от зоны АТО, порой происходят события, которые с полным основанием можно назвать героическими. Не так давно, в первой половине ноября, в Николаеве, на городском рынке, бывший «атошник», будучи в сильном подпитии, начал похваляться среди торговцев и покупателей своими подвигами. А когда понял, что ему никто не внемлет, выхватил гранату, и с возгласом «Вы тут торгуете, карманы баблом набиваете, а мы там кровь за Украину проливаем!» выдернул чеку и размахнулся, чтобы бросить гранату в толпу. Стоявший рядом пожилой мужчина перехватил на взмахе его кисть, и каким-то чудом граната со взведенным взрывателем оказалась в его руке. В течение 40 минут (!), пока не прибыли спецы, он находился на волосок от смерти. Прибывшие обезвредили гранату, мужчину поблагодарили за смелый поступок, а свихнувшегося «атошника» забрали с собой. На этом инцидент, можно сказать, был исчерпан. В информсводках местного ТВ о предотвращенном теракте – ни слова. Ведь виновник – бывший «атошник». Тем не менее, о случившемся вскоре узнал весь город: помогло «сарафанное радио».

Герой ли этот простой работяга, предотвративший теракт? Конечно! Но только не на Украине. Здесь в почете только те подвиги, которые определяет власть. Так, в конце октября на Майдане в Киеве прошла массовая торжественная траурная церемония прощания с двумя «героями», погибшими в ходе АТО.

Об этом было официально заявлено Минобороны Украины – военные погибли в результате обстрелов со стороны ДНР и ЛНР. Однако, по словам депутата украинского парламента Тараса Пастуха, солдаты погибли не в ходе боевых действий, а из-за некачественного оружия. В данном случае – от взрыва миномета «Молот» («усовершенствованная» копия российского 82-мм), изготовленного на предприятии, принадлежащем президенту Порошенко. Вскоре версию депутата подтвердило и последующее расследование данного трагического случая. Специалисты пришли к выводу, что причиной гибели двух «героев» стала детонация мины в канале ствола.

И это далеко не единственный случай гибели военных из-за некачественного оружия украинского производства. Даже ИГИЛовцы, пользующиеся поставленным окольными путями на Ближний Восток украинским оружием, жалуются на его плохое качество и грозят Украине терактами.

Они, видимо, полагают, что Украина специально продала им такие минометы, не подозревая, что это всего лишь так называемые «издержки производства», от которых страдают и сами украинцы.

А буквально на днях власти оповестили общественность «незалежной» о том, что украинские конструкторы изобрели и успешно испытали еще один уникальный миномет, который не имеет аналогов в мире, поскольку стреляет и минами, и пулями без использования порохового заряда. Новинку уже продемонстрировали в полевых условиях. Используется технология взрыва газа пропана. Устанавливается миномет на танке. Если пойдет в серию, то ввиду сложности конструкции на первых порах в составе экипажа, видимо, будет и инструктор, а учитывая, что с газом шутки плохи, взорваться может уже не только миномет, но и танк вместе с экипажем.

Приведу здесь еще несколько примеров, свидетельствующих – от чего чаще всего гибнут участники АТО. Три украинских солдата из 54-й бригады ВСУ погибли вследствие неосторожного обращения с оружием в состоянии сильного алкогольного опьянения, еще двое получили ранения; в этой же бригаде военнослужащий после распития спиртных напитков с сослуживцами расстрелял двоих из «калаша». В 93-й бригаде при неосторожном обращении с оружием и боеприпасами от разрыва гранаты погибли двое военнослужащих. В ночь с 5 на 6 ноября военнослужащие первой танковой роты 36 отдельной бригады морской пехоты, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на танке поехали в населенный пункт Заря за дополнительной порцией алкоголя, и по дороге совершили наезд на гражданский автомобиль, в котором находились трое гражданских лиц. От полученных травм все скончались на месте. В эти же дни в районе населенного пункта Чермалык на мине подорвались трое военнослужащих 23-й бригады; все, с различной степенью тяжести ранения, находятся сейчас на излечении в госпитале.

Нередки случаи и вооруженных разборок среди самих карателей Донбасса, завершающиеся, как правило, серьезными «небоевыми» потерями.

Среди недавних и наиболее резонансных: очередное боевое столкновение между «нациками» карательного батальона «Айдар» и военнослужащими украинской армии. В итоге «Айдар» потерял в бою шесть человек убитыми и шесть раненными, 92-я бригада ВСУ – трое убитых и семь раненых. Причина: не поделили сферы грабежа мирного населения, но главное – внедренное в умы нацистов добровольческих батальонов чувство превосходства над военнослужащими ВСУ. Они считают себя морально выше обычных военнослужащих, им все позволено, так как именно они свергли власть «ненавистного коррупционера Януковича».

При этом командиры украинских подразделений зачастую скрывают от вышестоящего руководства многие факты, связанные с такого рода «подвигами» в зоне АТО, и лишь наиболее громкие из них становятся достоянием гласности. Как, впрочем, и участившиеся случаи суицида, дезертирства. В целом же за годы АТО счет небоевых потерь среди военнослужащих ВСУ, карателей нацистских батальонов и мирного прифронтового населения идет уже на тысячи человек. Военные и гражданские власти эти данные замалчивают или сознательно преуменьшают.

Между тем официальная пропаганда Киева продолжает утверждать и внедрять в сознание военнослужащих, что украинская армия на сегодня самая мощная на европейском континенте, поскольку имеет богатый опыт участия в боевых операциях.

Очередной миф развенчивает основатель печально известного батальона «Азов» (ныне полк МВД), депутат ВР Андрей Билецкий, который считает, что украинская армия умоется кровью, если Россия вдруг захочет вмешаться в конфликт в Донбассе.

По его словам, нынешнее моральное состояние ВСУ в зоне АТО критическое, по линии соприкосновения огромные прорехи, людей нет, те, что там находятся, слабо мотивированы. Поэтому, если Россия захочет, то изменит ситуацию в одно мгновение. Полагаю, что Билецкий как один из активных участников карательных операций в зоне АТО, и не только в зоне, но и в тылу, знает, о чем говорит. Но не это признание главаря одной из самых жестоких банд на Украине важно для нас сейчас. В мире и без него хорошо известен боевой потенциал российских и украинских вооруженных сил. Важно то, что сам того не подозревая, он своей оценкой положения дел в зоне АТО невольно разоблачает ложь президента Украины и его приспешников о том, что в конфликте на Донбассе принимают участие подразделения российской армии.

Согласно официальным данным Киева, с 2014 года около 280 тыс. граждан Украины приняли участие в так называемой «антитеррористической операции». Из них 266 тысяч стали непосредственными участниками боевых действий, в результате которых погибли 2533 солдата. Президент Порошенко также подтверждает эти данные, поясняя при этом, что «погибли они, обороняя Украину от российского агрессора», хотя ОБСЕ и даже США признали, что российских войск на Украине нет. И только Порошенко сумел их разглядеть и даже убедить значительную часть доверчивых украинских обывателей, что это российская армия воюет с «героями» Украины.

А вот депутат Народного Совета ДНР Владислав Бриг оперирует несколько иными данными.

Еще до Иловайского котла потери участников АТО исчислялись цифрой 2 тысячи, а всего в Донбассе с начала АТО, по его словам, погибло, включая и пропавших без вести, свыше 30 тысяч солдат ВСУ, сотрудников СБУ и добровольцев нацистско-бандеровских батальонов.

Причем многие, как свидетельствуют приведенные выше факты, а они – лишь вершина айсберга, погибли в результате внутриармейских разборок, неосторожного обращения с оружием, а также из-за низкой дисциплины в подразделениях, находящихся в зоне АТО, постоянного употребления алкоголя и наркотиков. И, как показывает приведенный выше пример, жертвами такой вольницы в частях ВСУ и в добровольческих батальонах часто становятся и мирные жители.

Не хотелось бы об этом говорить, но для полноты картины о происходящем в зоне АТО, не могу не упомянуть и о том, что самую кровавую жатву война в Донбассе собирает среди психологически не подготовленных к восприятию этой бойни – ради чего и во имя чего они воюют с жителями ДНР и ЛНР. И это для многих из них оборачивается трагическим исходом. Внутренне разочаровавшись в смысле, назначении и справедливости той миссии, которую возложили на них нынешние властители, они от безысходности своего положения часто накладывают на себя руки. Министерство обороны обнародовало статистику, по которой за время проведения АТО военнослужащими был совершен 171 суицид. «Но это заниженные цифры, поскольку многие командиры в рапортах указывают, что боец погиб во время боевых действий, дабы семья погибшего получила денежную компенсацию», – полагает военный психолог Андрей Козинчук.

Грустную статистку потерь Украины на Донбассе власть пытается сгладить путем героизации участников преступной войны. Недавно, по случаю 72-й годовщины освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков, президент П. Порошенко наградил орденами и медалями 109 участников АТО (указ № 476/2016, опубликован на сайте главы государства 29 октября). Из них 26 «героев» награждены посмертно, остальные 83 – живы, но с различной степенью ранения. А немногим ранее президент присвоил звание Героя Украины троим военнослужащим, и опять-таки двум из них – посмертно, третьему – с тяжелым ранением. Выходит, живые и здоровые «атошники», которых война пощадила, званий героя, орденов и медалей не достойны? Следовательно, чтобы быть награжденным, надо быть или мертвым, или тяжелораненым, с перспективой стать инвалидом на всю жизнь.

В эти дни на Украине идет осенний призыв. Призыв, надо сказать провальный. По данным Минобороны Украины, в ряды ВСУ и другие военные формирования для прохождения срочной военной службы должно быть призвано 13 908 человек. Из них в ВСУ направят 7 908 человек, в Национальную гвардию — 5 тыс. человек, в госспецслужбу транспорта –тысячу человек. Но уже сейчас становится очевидным, что столько призывников не наберут. Многие из них еще до получения повесток «сделали ноги» – в Крым, в Россию или, как говорится, «залегли на дно» у дальних родственников, надеясь, что не вечно же будет продолжаться эта братоубийственная война…

Одновременно с осенним призывом началась демобилизация 6-й волны: военные, отслужившие год в зоне АТО, в ожидании скорого возвращения домой. По данным Минобороны, таковых более 35 тысяч человек. Но не тут-то было: демобилизация пробуксовывает. Об этом сообщают сами солдаты-срочники, ожидающие заслуженный «дембель». По их словам, это связано с тем, что в осеннем призыве большой недобор.

Между тем президент Порошенко авторитетно заявил, что «отныне в зоне АТО не будет ни одного мобилизованного военнослужащего. Вооруженные силы Украины будут полностью укомплектованы контрактниками, хорошо подготовленными, мотивированными, обученными и обеспеченными всем необходимым». По словам первого заместителя Минобороны Ивана Руснака, на данный момент уже 57 тысяч военнослужащих перешли на контрактную службу, что позволило укомплектовать те войсковые части, которые в настоящее время проходят подготовку на полигонах.

В то же время за счет демобилизованных формируется и оперативный резерв боевых воинских частей первой очереди численностью более чем 100 тыс. человек. В основном это те из уволившихся в запас, кто пока отказался заключать контракт.

Однако, ситуация в экономике страны такова, что рано или поздно, но им все же придется вновь взяться за оружие, поскольку сегодня найти работу за 7 тыс. гривен в месяц практически невозможно, а на контрактной службе – пожалуйста.

И плюс, как уже отмечалось, вольница по части безудержного пьянства, грабежей и насилия местного населения в периоды затишья в зоне АТО. Днем – пьянство, а с наступлением темноты – из орудий и минометов утюжат близлежащие населенные пункты. И об этих подвигах с некоторой бравадой рассказывают своим землякам вернувшиеся из зоны АТО «герои».

Чтобы заинтересовать демобилизованных солдат-срочников в дальнейшей службе на контрактной основе и, естественно, с перспективой участия в зоне АТО, власти, помимо высокой для Украины оплаты (напомню – 7 тыс. гривен в месяц), сулят им, если, конечно, останутся в живых, золотые горы.

Но льготы – не главное для бывших участников АТО. После демобилизации перед каждым из них встает проблема трудоустройства. Сами «ветераны» жалуются, что, вернувшись из АТО, они не могут найти работу – их попросту не хотят трудоустраивать по причине целого букета психических расстройств. В Министерстве здравоохранения Украины сообщают, что практически 95 процентов вчерашних «атошников» нуждаются в серьезной реабилитации — и не только физической, но и психологической. Отвоевав свое, многие из них вынуждены существовать на пособие по безработице, поскольку оно для ветеранов АТО в два раза больше, чем заработная плата нынешнего рядового рабочего – 3600 и 1800 гривен соответственно. И такая незавидная участь ожидает каждого «героя АТО».

По данным Госслужбы занятости, в настоящее время на ее учете состоит 5,5 тысяч демобилизованных, которые получают выплаты по безработице. И их число с каждым днем увеличивается – «герои» разучились трудиться, зато научились убивать. Участие в АТО превращает вполне вменяемых, но не способных к здравомыслию людей в нелюдей, готовых убивать всех несогласных. Ходят даже слухи о применении в отношении украинских военнослужащих специальных психотропных препаратов, которые якобы снижают у солдат боль, страх, усталость, а заодно окончательно ломают и без того раскаленную войной и подогретую огромным количеством алкоголя слабую психику. По данным Министерства здравоохранения, которые озвучил замминистра Виктор Шафранский, из 70 тысяч демобилизованных «атошников» 2400 человек имеют инвалидность, 60 процентов бойцов нуждаются в медицинской реабилитации, 20,4 – в физической, 76,4 процента – в психологической. Минздрав в этой связи уже подготовил протоколы оказания психологической помощи при посттравматическом стрессовом расстройстве бывших участникам АТО.

И вот, представьте себе, из 70 тыс. демобилизованных «атошников» свыше 50 тыс. – потенциальные психи. Ведут они себя на гражданке неадекватно, это, к сожалению, подтверждается многочисленными фактами их поведения в различных житейских ситуациях. Прежде всего, они требуют от всех окружающих особого отношения к себе. В общении где бы то ни было и с кем бы то ни было, им должны внимать, затаив дыхание, ни в коем случае не перечить, и верить в басни об их подвигах в «битвах» против «саперов». Им должны везде и всюду уступать место, им все – вне очереди, а с их стороны, если кто против, – угрозы и физическое насилие. Примеров тому множество. Самые резонансные из них – с применением оружия массового поражения. Там, где он нес службу, этого добра – хоть пруд пруди, валяется под ногами, почему бы и не подобрать.

В зоне АТО за наличием и содержанием оружия в подразделениях ВСУ нет ни должного учета, ни контроля. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сегодня тыловые города, поселки городского типа и села Украины буквально напичканы им, причем в широком ассортименте.

И самое неприятное, что оно находится в руках бывших карателей, большинство из которых действительно являются крайне опасными для общества психопатами.

Директор НИИ гуманитарных проблем ВСУ Назим Агаев утверждает, что психологическое состояние сил АТО не то, чтобы неудовлетворительное, а просто катастрофическое. Среди личного состава доля психогенных потерь достигает 80 процентов. При этом до 30–40 процентов составляют необратимые потери.

В Ивано-Франковске – логове укро-патриотов и наследников Бандеры – начальник управления патрульной полиции избил защитника «незалежной». Причиной тому стало несогласие воина с размером штрафа, наложенного на него вредными полицаями за переход дороги в неположенном месте. Качать права защитник по привычке пришел в кабинет главного патрульного, где и разыгралась безобразная сцена избиения патриота патриотом. «Превышение служебных полномочий сопровождалось насилием, мучительными и оскорбляющими личное достоинство воина АТО», – комментируют в местной прокуратуре.

В Днепропетровске за проявление русофобии был жестоко избит волонтер АТО, который вместе с другом попытался диктовать свои правила поведения в пункте общественного питания – потребовал переключить вещание с российского ТВ-канала на украинский. А в оперном театре этого же города зрительница ударила молотком по голове бойца АТО за то, что тот пришел на спектакль в полевой военной форме. В пригородном селе под Ровно засняли на видео весьма поучительную для «атошников» сцену, когда к двум мужикам, мирно пьющим за столиком возле хаты коньячок с соленым огурчиком, подошел «херой» и начал их воспитывать: вы, мол, тут бражничаете, а мы там кровь за вас проливали. И потребовал налить и выпить за его здоровье. Налили, выпили. «Герой» начал показывать, какой он сильный и храбрый. Кончилось тем, что его эти двое мирно беседовавших мужика так «отметелили», что он оказался в местной больнице.

И подобных случаев неуважительного отношения к «героям» АТО не счесть. По словам экспертов, коварство посттравматического синдрома состоит в том, что его действие проявляется не сразу, а через несколько месяцев или даже лет. «Реакция может стартовать неожиданно, в результате, скажем сильного стресса. В таких случаях у человека в голове срабатывает своеобразный «спусковой крючок», о котором он сам даже не подозревает, – говорит координатор проекта психологической поддержки фонда «Повернись живим» психолог Илона Демченко. – К тому же многие военнослужащие после демобилизации сталкиваются с депрессиями, головными болями, что накладывается на их поведение и общение». Да и сами бывшие «атошники» отмечают, что во время службы им приходилось полностью перестраиваться, чтобы выжить на передовой, но сил и мотивации, чтобы снова адаптироваться на «гражданке», им уже не хватает.

Проблемы с трудоустройством плюс презрение со стороны окружающих – от всего этого неуютно бывшим участникам АТО на гражданке.

Что побуждает многих из них мечтать о возвращении в зону АТО, где еще свежа в памяти бесшабашная вольница – пьянствуй, грабь и терроризируй местных, убивай тех, на кого укажут.

Видимо, из таких вот кадров и придется президенту Порошенко как главнокомандующему в дальнейшем формировать на контрактной основе оперативный резерв боевых воинских частей первой очереди. Других может просто не оказаться. Поскольку те, кто после действительной службы в армии или после демобилизации из зоны АТО сохранил нормальное восприятие мирной жизни, более или менее удачно трудоустроился или же завел свой бизнес, – вряд ли откликнутся на призыв властей вновь окунуться в физическую и психологическую мясорубку АТО.

 

Специально для «Столетия»