Либерализму пора меняться: чего ждать от нового министра экономики…
Максим Зарезин
02.12.2016

 Без фанатизма?

Не далее как в сентябре этого года тогдашний глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев ввязался в небольшую дискуссию относительно прогнозов цен на углеводороды. Министр выразил мнение, что цена нефти на следующие три года вырастет до 55 долларов за баррель. Улюкаеву указали на разночтение его оптимистичной позиции со сценарием Минфина, который в ближайшие годы ожидает стоимость барреля нефти на уровне 30 долларов.




«Это не Минфина прогноз, этот прогноз одного из сотрудников Минфина, который имеет некие полномочия на высказывания», – парировал министр. Кто бы мог предположить, что спустя 2,5 месяца этот самый «один из сотрудников», о котором не без доли пренебрежения отозвался Улюкаев, станет его преемником на посту руководителя МЭР?

На днях министром экономического развития назначен бывший заместитель главы Минфина РФ Максим Орешкин. Комментаторы подробно анализируют факты его биографии, прежние высказывания и оценки, пытаясь понять, как изменится и изменится ли направление деятельности одного из ведомств, определяющих экономическую политику страны.

Разумеется, отклики совершенно разные, но в разноголосице можно уловить одно характерное течение. «Назначен человек из действующей команды. …В широком смысле – это команда Гайдара-Чубайса. По всей видимости, Максим Орешкин принадлежит к этой же команде», – считает известный политолог Сергей Марков. «Это молодой эффективный менеджер, такой же, как Улюкаев, только лучше: он не будет делать глупостей, попадать в коррупционные ситуации. Он будет осуществлять ту же самую политику, которую когда-то Улюкаев при господине Гайдаре сформировал. Улюкаев – это первое поколение российских реформаторов, Орешкин – третье», – сказал экономист Михаил Делягин, который, впрочем, тут же сделал важную оговорку: «Если ветер переменится, то Орешкин сможет изменить свою ориентацию и заняться развитием России вместо её уничтожения в стиле 90-х годов». «Я думаю, что он замечательный и образованный человек, очень взвешенный. Либерал без фанатизма, как я», – отметил научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг, которого лишь при большом желании можно отнести к либералам.

По-своему правы авторы всех трех отзывов. Действительно назначен человек из действующей команды. А другой команды собственно и не существует, что признает такой последовательный критик экономического мейнстрима как Михаил Хазин, поэтому иной вариант предполагает некую кадровую и идеологическую революцию, к которой, очевидно, сегодня никто не готов. Тем не менее, команда эта неоднородна. Михаил Делягин условно делит ее на поколения, но их представители отличаются не только и не столько возрастом. Поколение Улюкаева превратило свои воззрения в подобие религиозного культа со всеми вытекающими последствиями.

Поколение Орешкина куда более прагматично, для него либеральные постулаты не догма, и даже не руководство к действию, а скорее правила игры. Изменятся правила – и пойдет другая игра.

Не случайно Михаил Делягин предположил, что в иных обстоятельствах новоиспеченный министр способен развернуться на 180 градусов. Только вот наступят ли эти обстоятельства…

Пока что точка зрения Максима Орешкина вполне вписывалась в либеральную парадигму. В начале ноября будущий министр в ходе парламентских слушаний отметил, что главная диспропорция отечественной экономики – это низкая (порядка 17-18%) доля инвестиций в ВВП. С этим не поспоришь, однако решение проблемы Орешкин видит в снижении уровня госрасходов, которые сейчас превышают 40% ВВП. И этот тезис, безусловно, справедлив: сокращать бюджетные траты по любому необходимо. Но возникает два вопроса: за счет чего сокращать, а главное непонятно, как снижение госрасходов конвертируется в инвестиционный рост?

В те же дни, выступая на конференции рейтинговой компании Standard & Poor’s, Орешкин подчеркивал: «Единственное, где может находиться педаль газа — за пределами государства, в частной экономике. Мы надеемся, что частный сектор будет активно реагировать на выросшую рентабельность своего бизнеса за последние пару лет увеличением частных инвестиций, потому что, по нашему мнению, только таким образом экономика может расти и расти быстрее, чем она это делает сейчас».

Заметьте, что если первое предложение Орешкин преподносит как аксиому, то второе обставлено оборотами «мы надеемся», «по нашему мнению». Потому что теоретические посылки, даже эффектно сформулированные, крайне редко воплощаются в реальные результаты.

И здесь уместно будет привести позицию того же Руслана Гринберга, который как раз уверен в том, что только государство может обеспечить качественные преобразования в экономике, и при этом, вопреки представлениям некоторых экономистов, способно эффективно функционировать.

Впрочем, процитированные выше высказывания Максима Орешкина нужно сопоставлять с его тогдашним статусом, который не предполагал глубокое погружение в проблему экономического развития и тем более разработку конкретных мер. Теперь это станет главной заботой нового министра, и вполне вероятно, у нас еще будет возможность удостовериться в том, что глава МЭР «либерал без фанатизма».

Специально для «Столетия»