Автор — Юлия Мешавкина
При знакомстве с нацистскими и японскими опытами над людьми наши волосы встают дыбом, однако роль этих ужасных экспериментов в развитии медицины неоспорима. Впрочем, куда больше в истории опытов, которые такого значения не имеют: их жертвы пострадали зря, их авторам совершенно нечем гордиться, а главное — мы не застрахованы от появления подобных идей в будущем.
 

Стиратели памяти из ЦРУ

Пожалуй, наиболее успешными среди них оказались проекты ЦРУ по стиранию личности Bluebird (он же Artichoke, 1951—1953 годы) и МКULTRA (MKSEARCH, 1950—60-е). Основными их участниками стали безответные пациенты неврологических клиник, и большая часть из них ничего не знала об этих опытах. Задачей Bluebird было создание идеальной сыворотки правды. Используя психотропные вещества и электрошок, исследователи вызывали у подопытных искусственную амнезию, внедряли им фальшивые воспоминания и «размножали» их личность.




Фото: © wikipedia.orgФото: © wikipedia.org

 

Проект МКULTRA был несравнимо более дорогим и глобальным. Он исследовал всё разнообразие способов воздействия на разум (в том числе детский): от биологических до радиологических. Например, в рамках одного из 149 субпроектов более полутора тысяч солдат США получали с пищей психотропные препараты для оценки боеспособности «под веществами». Информация, добытая в рамках МКULTRA, сегодня используется в работе спецслужб, несмотря на то, что ещё в 1972 году проект свернули со скандалом, а большая часть его документации исчезла навсегда, что и сделало невозможным его расследование.

 

За пригоршню шекелей

Эксперименты над отдающими долг родине засветились даже в израильской армии, декларирующей заботу о солдатах. В 2007 году стало известно, что в 1998—2006 годах в рамках засекреченных проектов «Омер-1» и «Омер-2» израильские военные медики вели поиски вакцины против бактериологического оружия, подобного сибирской язве. 716 солдатам, участвующим в экспериментах, ничего не рассказывалось о риске и вероятных последствиях опытов, запрещалось обсуждать подробности исследований с семьями.

В 2007 году группа бывших подопытных, страдающих от разнообразных последствий эксперимента (опухолей, язв, бронхитов, эпилепсии), обратилась в Министерство обороны с жалобами на угробленное здоровье. Их поддержали профсоюз врачей и организация «Врачи за права человека», которые дошли до Верховного суда, требуя расследования. Эффект был достигнут, только обратный: суд не просто отклонил запрос, но и запретил публиковать часть информации об эксперименте.

Фото: © Flickr/Sanofi PasteurФото: © Flickr/Sanofi Pasteur

 

Армия колебалась между реакциями «ничего не было» и «вы сами согласились». Прессе сообщили, что участниками «Омеров» были исключительно добровольцы, которые знали, на что идут, и в любой момент могли выйти из игры. Пострадавшим рекомендовалось обращаться в гражданские медицинские учреждения, где их лечение обещало быть длительным, поскольку жертвы не располагали даже минимумом информации о применявшихся на них воздействиях.

Главный разработчик программы эксперимента — доктор Авигдор Шеферман (бывший директор Израильского биологического института) — после его завершения отбыл в Канаду вести аналогичные исследования в медицинской компании. Ну а результаты «Омеров» были переданы американской армии за несколько сотен миллионов шекелей. 

 

Хороший сифилитик — чёрный сифилитик

США будут лидировать в нашем списке. Именно здесь с 1932 по 1972 год проходил эксперимент, который можно считать одновременно символом расовой сегрегации и медицинского варварства. Местом действия был выбран южный городок Таскиги в Алабаме. Перед врачебной группой под руководством доктора Кларка Талиаферро была поставлена цель изучения всех стадий сифилиса.

Изучение заключалось в наблюдении за группой уже заражённых чернокожих. Почему именно чернокожих? Едва ли нужно объяснять. Ещё много лет после описываемых событий они считались людьми второго сорта, к тому же были менее образованны и более внушаемы. Большинство из них не знало о своей болезни — это было условие эксперимента. Все манипуляции выдавались за «лечение от плохой крови». Когда закончился эксперимент, из 399 его участников в живых осталось 74. От сифилиса и его осложнений погибло 128 человек. 40 мужчин заразили своих жён, с врождённым сифилисом на свет появилось 19 детей. 

Фото: © Flickr/Francis CardinalФото: © Flickr/Francis Cardinal

 

А в 1946 году эксперимент ещё и расширился. Часть врачей «десантировали» в Гватемалу, где они в течение двух лет уже намеренно заражали сифилисом солдат, проституток, заключённых, бродяг и душевнобольных. Всего до 5000 человек.

Только в 1972 году после выступления неравнодушного медика в Washington Star исследованиями в Таскиги занялась специальная комиссия, признавшая их необоснованными. Американское правительство выделило 9 миллионов долларов для помощи тем, кто выжил, а через 25 лет их родственники дождались извинений от президента Билла Клинтона. Латиноамериканский след обнаружили только в 2010-м благодаря публикации записей доктора Катлера — одного из тех, кто работал по программе Таскиги в Гватемале. 750 пострадавших из Гватемалы тогда подали в суд на Университет Джонса Хопкинса, а Барак Обама извинялся уже перед народом Гватемалы в лице президента Альваро Колому.

 

Американское поле экспериментов

Надо сказать, учёные из США всегда не особо щадили свою великую нацию. Американские химики проверяли на новобранцах отравляющее действие иприта (нужно было совершенствовать противогазы), распыляли ядовитые соединения над несколькими канадскими и американскими городами. В 1950-х во Флориде и Джорджии искусственно вызывались эпидемии. В конце 1960-х в нью-йоркском и чикагском метро изучалась уязвимость пассажиров к скрытым биологическим атакам, для чего под землю запустили сенную палочку. В 1963—1969 годах Пентагон без предупреждения сбросил на корабли своего ВМФ несколько видов химического и бактериологического оружия.

Фото: © Flickr/Hans-PeterФото: © Flickr/Hans-Peter

 

Исследователи радиации в разные годы лечили радиевыми стержнями аденоиды, а инъекциями плутония — рак желудка (диагнозы были сфабрикованы), поили будущих матерей солями радиоактивного железа под видом витаминного напитка, взрывали ядерные бомбы в Неваде и на Маршалловых островах, воздействовали на беременных женщин радиоактивным йодом, кормили им же грудничков.

 

Монстры среди сирот

Дети вообще всегда были для учёных наижеланнейшей аудиторией. «Исследование влияния оценочных суждений на беглость речи у детей», проведённое в 1939 году в Университете Айовы, в литературе известно как Monster study — чудовищный эксперимент, хотя он и не спровоцировал ни массовых смертей, ни инвалидностей, а включал только вербальное воздействие.

Психолог Уэнделл Джонсон и его аспирантка Мэри Тюдор отобрали в сиротском приюте 22 ребёнка разного возраста, и следующие пять месяцев Тюдор регулярно навещала каждого из них для 45-минутной беседы. Одни ребята любили её визиты, потому что Мэри хвалила их за способности к чтению и хорошую речь. У других после пары встреч начались проблемы с речью, общением, поведением и успеваемостью в школе, потому что исследовательница на тет-а-тетах всячески их высмеивала и упрекала за ошибки в речи.

Кадр из фильма Кадр из фильма «Деревня проклятых» Фото: © Kinopoisk

 

Надо сказать, что Джонсоном руководил вполне научный, а не извращённый интерес. Истинные причины возникновения заикания не установлены по сей день. Он полагал, что его можно спровоцировать даже в отсутствие физиологических предпосылок.

Коллеги из Университета Айовы сегодня называют наработки Джонсона и Тюдор наиболее исчерпывающим массивом данных о заикании, включающим первые сведения о роли чувств и мыслей заикающегося. Ну а травмированные дети жили с привитыми комплексами до старости.

После завершения исследования Мэри Тюдор несколько раз возвращалась в приют, раскаиваясь и надеясь вернуть детям самооценку. Университет же молчал об исследованиях до 2001 года, но когда пресса взяла след, принёс пострадавшим официальные извинения. В 2003-м шестеро из них обратились в прокуратуру штата с иском о компенсации морального вреда и ещё через четыре года получили 925 тысяч долларов на всех.

 

Полное искоренение гомосексуализма в отдельно взятой стране

А вот жертвам гомофобных экспериментов Обри Левина ни на какую сатисфакцию или как минимум официальное расследование не приходится рассчитывать до сих пор. С 1970 по 1989 год в ЮАР велась «чистка» армии от гомосексуалов. Официальные данные говорят о тысяче пострадавших в результате неё, но реальная цифра неизвестна никому. Информация о программе была опубликована в 1995 году в южноафриканской газете Daily Mail and Guardian. В интервью изданию руководитель проекта — бывший главный психиатр военного госпиталя Обри Левин — утверждал: «Мы не держали людей как морских свинок. У нас были только пациенты, которые хотели вылечиться и делали это абсолютно добровольно». Он также рассказывал, что практиковал аверсионную терапию на солдатах-геях, но электрическим током при этом не пользовался. Что же происходило в ЮАР?

В 1970—80-х годах в рамках программы по искоренению гомосексуализма в южноафриканских госпиталях прошло около 900 операций по сексуальной переориентации. Часть пациентов «лечили» с помощью наркотиков и гормонов, других подвергли радикальным методам: например, аверсивному лечению (отсюда и название проекта «Аверсия»), то есть лечению отвращением. Во время него воспроизводится неприемлемая форма поведения (например, возбуждение гея порнографическими картинками), одновременно у пациента вызываются неприятные ощущения (например, боль от удара током), затем даётся положительный стимул (фото обнажённой женщины) без воздействия электричеством.

Кадр из фильма Кадр из фильма «Пролетая над гнездом кукушки» Скрин © L!FE

 

Традиционная практика допускает аверсивное лечение в качестве крайней меры, но и тогда неприятное воздействие должно равняться по силе булавочному уколу, а не сбрасывать с человека обувь, как было в экспериментах Левина. Крайняя же мера «Аверсии» предусматривала кастрацию или насильственную смену пола, и многие из тех, кто это перенёс, вместо жизни в чужом теле выбрали суицид. В итоге «научная» часть проекта, не имеющая под собой никакой доказательной базы, потерпела фиаско. А его вдохновители отделались разве что дискуссиями с совестью.

Впрочем, иногда и мук совести бывает достаточно.

 

Совесть: принимать внутривенно

Не всем известно, что достижения советских учёных в разработке ядов превзошли даже уровень, достигнутый в экспериментах нацистов. В «Специальном кабинете» («Лаборатории № 1», «Лаборатории X», «Камере») — токсикологической лаборатории, созданной в 1921 году в ОГПУ-НКВД, под руководством профессора Григория Майрановского несколько лет вёлся поиск ядов, которые нельзя было бы идентифицировать. Испытания велись на заключённых-смертниках: по десять человек на каждый препарат (это не считая опытов на животных).

За агонией тех, кто не погибал сразу, наблюдали 10—14 дней, затем добивали. Искомый яд в итоге всё же нашли. Карбиламинхолинхлорид, или К-2, убивал за 15 минут и без следов: независимые патологоанатомы диагностировали смерть от сердечной недостаточности. Помимо К-2 Майрановский работал над «проблемой откровенности» на допросах посредством лекарственных препаратов, разрабатывал пылеобразные яды, убивающие при вдыхании…

Фото: © Flickr/MaurizioФото: © Flickr/Maurizio

 

Совокупное число жертв, принесённых науке в «Лаборатории № 1», составляет от 150 до 300 человек (среди них не только преступники, но и военнопленные), и к ним можно отнести сотрудников «Камеры». Спустя годы осуждённый Майрановский писал, что двое его коллег покончили с собой, ещё двое потеряли работоспособность, трое стали алкоголиками.

 

Яички вечной молодости

Наверное, создание идеального яда всегда будет актуально наряду с поисками философского камня и фонтана молодости. Скажем, любимый нами профессор Преображенский из «Собачьего сердца» практиковал вовсе не уникальный, а вполне расхожий для 1920-х годов метод омоложения. Его живым прототипом можно было бы назвать американского доктора Лео Стэнли, если бы не различие менталитетов. Тюремный главврач из Сан-Квентина (штат Калифорния) был приверженцем евгеники и пробовал разные пути очищения человеческой расы: пластическую хирургию (ибо от внешнего уродства происходит внутреннее, и наоборот), манипуляции с половыми железами и, наконец, стерилизацию.

С 1918 года он вёл эксперименты по омоложению: пересаживал пожилым заключённым тестикулы молодых казнённых преступников. Человеческого материала быстро стало не хватать, и в ход пошёл животный: яички коз, кабанов и оленей. Из них Стэнли готовил суспензию и вводил её под кожу испытуемым. Судя по его отчётам, они отмечали «прилив сил и улучшение самочувствия». Было ли это эффектом плацебо или омоложения, мы не знаем, но доктор обещал заключённым второе.

Тюрьма Сан-Квентина Фото: © Flickr/Todd LappinТюрьма Сан-Квентина Фото: © Flickr/Todd Lappin

 

Ещё одной целью его исследований было подтверждение гипотезы о том, что преступное поведение зависит от гормональных проблем. Решение обеих достигалось практикой стерилизации. К 1940 году Стэнли подверг ей 600 заключённых. Кто-то из них просто не хотел иметь детей, кто-то мечтал омолодиться (доктор преподносил стерилизацию именно как омолаживающее и оздоравливающее средство), кому-то Стэнли пообещал послабление режима. Однако его истинной целью было усмирение «преступных» генов и полового инстинкта, который толкает преступника на рецидивы. Он продолжал свои исследования до 1951 года, и с учётом его вклада в реформирование лечебных учреждений эта деятельность не кажется совершенно бессмысленной.

 

«Хостел» доктора Коттона

В отличие от изысканий психиатра Генри Коттона. Ученик самого Альцгеймера уже в 30 лет (с 1907 года) руководил психиатрической лечебницей в Трентоне (штат Нью-Джерси). Кресло главврача предоставляло ему широкие возможности для практической проверки своей гипотезы об источнике психических нарушений. Он считал, что людей сводит с ума инфекция, а её очаг — это в первую очередь больные зубы. Они ведь совсем недалеко от мозга! Так что первой процедурой, через которую проходили безумные (и не совсем) пациенты Коттона, было удаление зубов.

Фото: © Flickr/Volpin PropsФото: © Flickr/Volpin Props

 

Если оно не помогало, инфекцию искали дальше методом тыка (или отсечения): в нёбных миндалинах, желчном пузыре, кишечнике, желудке, тестикулах, яичниках… «Хирургической бактериологии» (это авторское название метода) не избежала даже семья Коттона. Он вырвал зубы супруге, двум сыновьям и себе, конечно. Предпосылкой последнего стал нервный срыв из-за расследования, начатого в его лечебнице комиссией от сената штата.

Несмотря на данные о высокой эффективности метода (85 процентов исцелённых), которые активно распространял сам доктор в выступлениях и статьях, и высокую популярность Трентонской лечебницы (даже богачи и знаменитости устраивали туда своих близких за большие деньги), в 1924 году попечительский совет почуял неладное и обратился за консультацией в  Университет Джонса Хопкинса. Доктор Филлис Гринакр, командированная в лечебницу для проверки статистики, обнаружила, что только 8 процентов пациентов Коттона выздоравливают, 41,9 процента не ощущают улучшений, а 43,4 — умирают. Причём 8 процентов составляют те, кого не лечили, а как раз 43,4% умерших испытали на себе практику Коттона.

Истинные причины такого положения дел и должно было выяснить расследование комиссии, сформированной сенатом штата, однако ей удалось только начать свою работу. За Коттона вступились именитые коллеги и даже политики, так что он спокойно вернулся к работе, а через пять лет с почётом ушёл на пенсию. Охотников продолжать его дело не нашлось.

 

Хорошие новости

Что теперь делать с такими новостями о тёмных сторонах научного любопытства? Летом 2014 года англоязычные пользователи соцсети Facebook с удивлением узнали, что 689 003 из них незаметно для себя сыграли роль испытуемых в совместном эксперименте американских учёных и любимой соцсети. Результаты, опубликованные в научном журналеProceedings of the National Academy of Sciences, гласили: «Эмоциональные состояния могут быть переданы другим людям через эмоциональное заражение, вследствие чего они могут, сами того не осознавая, испытывать те же эмоции». Это значит, что веселье и уныние одинаково заразны. Инфицированию не препятствует даже отсутствие прямого контакта. Эксперимент был простой: одной группе испытуемых разбавили ленту новостей позитивом, другой — усугубили негатив. Пользователи незамедлительно откликнулись: счастливчики с «весёлыми» лентами сами начали делать на странице оптимистичные записи, а группа, атакованная депрессивными постами, начала постить негатив.

Активисты раскритиковали методы исследователей и даже предположили, что для кого-то негативный контент стал последней каплей. Но ведь с равным успехом сторонний позитив в ленте мог возродить в ком-то надежду… А вообще и то, и другое можно воспринимать как маленький шаг вперёд для совершенствования способов манипуляции аудиторией. Так что подвергайте сомнению и анализу всё, что оказывается в поле вашего внимания, не забывая при этом о вероятности в любой момент оказаться частью чьего-то эксперимента.