Это цитата сообщения Ada_Peters Оригинальное сообщение

 

«Комедия жизни»:
Людовик XIV и Мольер

Мало кто из европейских правителей подобно Людовику XIV делал столь серьезную ставку на театр и подвластные ему ресурсы в создании своего публичного образа и решении стоящих перед ним политических задач.

Сложился достаточно плодотворный союз государственной власти и театрального искусства, когда король был не просто координатором творческих процессов (чем, как правило, ограничивались другие правители-театралы), но и их сотворцом.

Он не только танцевал в придворных балетах, но и принимал участие в создании театральных пьес, балетов и опер.

Людовик XIV, выведя французский театр на новый уровень, ставит его на службу государству, заставляя маневрировать между чисто развлекательным, придворным искусством и институтом политической власти и ее репрезентации.




Балеты с участием короля ставятся в Лувре и Пале-Рояле, причем эти залы открыты для всех подданных. Зрелища с фантастическими декорациями и костюмами смотрят тысячи жителей французской столицы, жаждущих, прежде всего, наслаждаться грациозностью и величественностью своего короля.

Многие государственные деятели XVII века (Ришелье, Мазарини, Анна Австрийская, Фуке, Конде) покровительствовали драматургам, но при Людовике XIV меценатство приобретает невиданный ранее размах, что позволяет расцвести талантам многих артистов того времени, среди которых и Жан-Батист Поклен, более известный под именем Мольер.

После падения сюринтенданта финансов Н. Фуке Мольер переходит на службу к королю, став, по сути, королевским оффисье. С 1663 года он ежегодно получает гонорар в размере 1000 франков.

Впервые Мольер оказался полезен своему государю через несколько месяцев после их первой встречи, написав комедию «Смешные жеманницы».

 

Сына обойщика, Мольера, король делает придворным

Еще жив Мазарини, и юный Людовик никак не может преодолеть всевластие Фронды и стать полноправным правителем, однако работа над созданием нового, лояльного наследнику придворного общества, в котором должен быть лишь один источник благ — король, уже начата.

Написав комедию, в которой высмеиваются реалии салонной культуры, столь популярной тогда в высшем обществе, Мольер опосредованно способствует возвращению утонченных аристократов и талантливых артистов ко двору.

Он делает салоны в глазах парижан уже не столь привлекательными: чрезмерная утонченность манер и вычурность речи, покорное следование эксцентричной моде, причудливые прозвища, придуманные завсегдатаями салонов друг для друга, — мир масок и ролей, воссозданный на страницах романа Шадерло де Лакло «Опасные связи».

Image Hosted by PiXS.ru
Мольер ужинает с Людовиком XIV

За первую половину XVII века в Париже открывается несколько десятков салонов, которые становятся центрами интеллектуальной и светской жизни столицы, переняв первенство у королевского двора.

В годы Фронды члены этих сообществ часто находятся в оппозиции ко двору. С окончанием беспорядков в 1653 году и подписанием мира с Испанией в 1659-м Людовик XIV, наводя порядок в стране, желает покончить с этой оппозицией.

После нападок Мольера салоны, конечно же, не исчезают, но уже с середины 60-х годов они, не сумев противостоять притягательной силе молодого и галантного двора, становятся не столь популярными, как раньше. Людовик XIV прокладывает свой путь к славе и престолу с помощью одного из самых авторитетных институтов своего времени — театра, ведь в XVII веке французы посещают его столь же регулярно, как и церковь.

В 1663—1673 гг. Мольер ставит более 20 пьес

Мало кто из историков сомневается в том, что Людовик XIV причастен к написанию «Тартюфа», а некоторые и вовсе склонны говорить о его участии в создании комедии в большей степени, чем принято полагать.

С октября 1663 года и по февраль 1673 года Мольер ставит более 20 пьес, три четверти которых написаны по приказу короля. Мы можем быть уверены лишь в одном пример «соавторства» Мольера и Людовика XIV — комедии-балета «Несносные» (1661).

После его премьеры король, известный своим хлестким остроумием, советует Мольеру добавить еще одного персонажа — охотника, прообразом которго стал страстный охотник и заядлый дуэлянт маркиз де Сокур:

«Я обязан, Ваше Величество, этим успехом, превзошедшим мои ожидания, не только милостивому одобрению, которым Ваше Величество с самого начала почтили пьесу, но и повелению прибавить еще один тип несносных, черты которого Ваше Величество имели снисходительность мне раскрыть».

Image Hosted by PiXS.ru
Мольер

Запрет «Тартюфа» и пятилетняя борьба Мольера за свою пьесу беспрецедентна в истории театра. Впервые не только во Франции, но, пожалуй, и во всей Европе комедия вызвала столько дискуссий.

«Тартюф» был первым произведением, которое запрещалось и светскими, и духовными властями одновременно, и при этом автор комедии имел мощную поддержку со стороны самого короля.

И, наконец, ни одна пьеса из однажды запрещенных усилиями автора не возвращалась к публике через пять лет.

В XVII веке французы посещают театр столь же регулярно, как церковь

Дебаты, разгоревшиеся вокруг «Тартюфа», по силе противостояния сторон были равнозначны богословским спорам о благодати. Впервые в истории драматическое представление вызвало такой резонанс в обществе.

Это означало, что с появлением этой комедии Мольера театр во Франции приобрел новое качество, стал играть новую роль в духовной жизни своего времени.

Предисловие к «Тартюфу» стало первым в истории театра подробным изложением основных принципов и задач высокой комедии Нового времени.

Это предисловие доказывает, что вся драматургическая деятельность Мольера была сознательным и последовательным воплощением его идей по созданию комедии нового типа.

Используя в первом варианте пьесы конфликт, похожий на фарсовый, Мольер обнаружил его глубинные возможности. Выводя ранее на сцену в смешном виде Маркизов, Модниц, Рогоносцев, Врачей, Мольер затрагивал весьма конкретные и точные недостатки, хорошо знакомые изъяны своих современников.

Им Мольер всегда противопоставлял гармоничный взгляд на мир разумных и добродетельных персонажей. Начиная с редакции «Тартюфа» 1664 года, Мольер убирает из своих комедий положительных героев.

Рассматривая действительность сквозь призму фарсового конфликта, разворачивающегося в сакральной пустоте бытия, Мольер разоблачает уже не недостатки своих современников, а пороки, присущие любому человеку.

Они неискоренимы, потому что таятся в самой человеческой природе — борясь с одним злом, человек порождает новое, сам того не замечая.


Обед в доме Мольера

В «Мещанине во дворянстве» (1670), другой знаменитой комедии Мольера, мы привыкли видеть лишь сатиру на выходцев из третьего сословия, пытавшихся подражать аристократам.

Людовик XIV ратует за то, чтобы буржуа, служа государству, обогащались, роднились с семьями аристократов — так появляются министерские кланы Кольберов, Летелье, Сегье и Поншартренов.

Того же Мольера, сына обойщика, король делает придворным, чьей близости к монарху завидуют принцы. Однако, изначально комедия задумывалась не с целью высмеять безродных выскочек, а как ответ на дерзкое поведение турецкого посольства, что уже наталкивает на мысль о политической подоплеке и инициативе, исходящей от короля.

Вместо того, чтобы разжигать международный конфликт, Людовик XIV, скорее обескураженный, нежели оскорбленный, отвечает на дерзость юмором.

Он даже просит одного из своих дипломатов консультировать Мольера и придворного композитора Люлли в написании эпизодов с турецким посольством.

Нравоучительная сторона комедий Мольера тоже отвечает политическому курсу, проводимому Людовиком XIV, который ведет себя как истинный педагог не только по отношению к своим непосредственным потомкам, а также к окружению, но и ко всей нации.

Король открывает учебные заведения и академии, покровительствует наукам и искусствам и на личном примере демонстрирует образец поведения так называемого «благовоспитанного человека» — человека тонкого, легкого в общении, с хорошими манерами и из хорошего общества.

«Я вам говорил о том, что принц всегда должен быть моделью добродетели», — пишет Людовик XIV, обращаясь к дофину.

Image Hosted by PiXS.ru
Бенуа Мажимель в образе Людовика XIV в фильме
«Король танцует»

В 1668 году Людовик начинает расширять Версаль; в 1670 он сходит со сцены; в 1673 умирает Мольер; с 1677 — Расин после скандала вокруг своей трагедии «Федра» больше не пишет для театра.

Эти события приводят к началу нового этапа программы публичной репрезентации Людовика XIV, когда театральное искусство перестает играть ключевую роль в околополитических интригах.

После войны с Голландией (1672−1678) король уже не выказывает прежнего интереса к театру: затягивается строительство «Комеди Франсез», да и кураторство над труппой поручено дофину.

Отныне слава Людовика найдет свое отображение в творениях архитекторов, скульпторов и ландшафтных художников.

Мария Молчанова